header
header
+7 (812) 903-48-84
Санкт-Петербург, пос. Репино,
Приморское шоссе, 422 б,

У макушки земли: питание коренных северян

27.07.2015

Часть II. ПИТАНИЕ -ПРОЦЕСС НЕ ТОЛЬКО БИОЛОГИЧЕСКИЙ

Глава 7

У МАКУШКИ ЗЕМЛИ: ПИТАНИЕ КОРЕННЫХ СЕВЕРЯН

Арктику человек освоил позже, чем другие климатические регионы. Когда я говорю об этом моим студентам, те часто возражают: а как же наши предки в ледниковый период? Разве их образ жизни не был подобием того, что в близкие к нам времена, всего сто —двести лет назад, можно было наблюдать в тундрах Сибири или Канады?

Скорее всего, нет. Приледниковые пространства пятидесятитысячелетней давности по своим экологическим особенностям больше походили на современные степи внутрикон-тинентальных районов Центральной Азии, чем на свободную ото льда прибрежную полосу Гренландии. Об особенностях жизни охотников на мамонтов хорошо рассказано в популярной книге известного археолога М. В.Аниковича (2004). Познакомившись с ней, можно убедиться, что адаптивный комплекс обитателей Европы периода древних оледенений был лишь ступенькой, которую человек миновал, совершенствуя культурные и биологические черты, позволившие освоить освободившиеся от грандиозных ледников арктические просторы.

Какие же экологические факторы в наибольшей мере обусловливают особенности питания человека в высокоширотных регионах?

В целом, экологические условия Севера предопределяют высокие потребности организма в энергии. Прежде всего,

повышения теплопродукции требуют низкие температуры среды обитания, сочетающиеся с увеличивающими потерю тепла сильными ветрами. Отвечая на воздействие этих факторов, основной обмен у арктических аборигенов повышается на 8—20% по сравнению с величинами, характерными для жителей умеренного климата (Shephard, Rode, 1996). Кроме того, у коренных жителей высоких широт велики фоновые (повседневные) затраты энергии. В частности, выполнение физической работы в теплой одежде ведет к росту расхода тепла на 7—25% (Волович, 1983). Таким образом, количество поступающей с пищей энергии в арктических регионах должно быть повышено по сравнению с умеренным климатическим поясом.

Характерный для высокоширотных регионов кислородный режим (точнее, возникающая вследствие функционального недостатка кислорода «арктическая гипоксия», или «полярная одышка») может приводить к снижению эффективности усвоения пищи в кишечнике (хотя, по-видимому, не влияет на всасывание белка). Значит, человекдолжен получатьлибо большее количество пищи, либо она должна быть легко усваиваемой (оптимально, если выполняются оба этих требования).

Недостаточно только получать вещество и калории, их нужно еще и расходовать оптимальным образом. В ходе адаптации к суровым условиям высоких широт у человека сформировался специфический «энергосберегающий» тип поведения. «Экономность» энерготрат коренных северян проявляется и в индивидуальных, и в групповых поведенческих реакциях. В качестве одного из примеров приведем высказывание известного генетика В. П. Эфроимсона (1972): «Чаще всего повышенный обмен обнаружен у «суетливых» людей. Может быть, отсюда проистекает отсутствие суетливости у., народов, проходивших интенсивнейший отбор на экономное использование пищи организмом».

В Арктике мало доступна легко усваиваемая углеводная пища (к тому же в высокоширотных условиях всасывание углеводов в кишечнике может быть затруднено). Однако белковая

пища имеется в достаточном количестве; кроме того, северная фауна дает возможность получения большого количества жиров — наиболее концентрированных пищевых продуктов. Соответственно, физиологическая эволюция северных популяций шла по пути адаптации к «белково-жиро вой» («протеиново-липидной») диете, В ходе формирования «высокоширотного» адаптивного типа сложился и специфический вариант «полярного метаболизма», для которого характерно усиление энергетической роли липидов и белков при сниженной энергетической роли углеводов.

Сравнительно бедный видовой состав флоры и фауны, непригодность или малая пригодность почв для земледелия (то есть получения углеводной пищи), своеобразие микро-эдементного состава почв влияли на ход хозяйственно-культурной адаптации аборигенных популяций высоких широт, У них сформировалось несколько вариантов традиционного природопользования (систем жизнеобеспечения), которые во многом определили и характерные типы питания.

Оленеводы тундры ориентированы прежде всего на использование продукции животноводства (мясо, жир, другие части туши оленя, отчасти — оленье молоко), но охота и речное/ озерное рыболовство, как и собирательство, также обеспечивают существенную прибавку пищевых ресурсов. Таежные и тундровые кочевые или полуоседлые охотники и рыболовы (в Сибири — эвенки, ханты, кеты, в Америке — северные индейцы и эскимосы тундры) используют в основном продукты охоты и рыболовства.

Весьма специфичен высокоширотный приморский оседлый тип хозяйствования, характерный для индейцев Северо-Западного побережья Америки, алеутов, прибрежных эскимосов. Главная стратегия его — эксплуатация максимально продуктивных небольших территорий и акваторий с высокой концентрацией нескольких видов используемых животных и растений. Этот вариант культурно-хозяйственной адаптации к арктическим и субарктическим условиям характеризуется наиболее полным использованием трофических цепей. В этом случае человеком «эксплуатировались все доступные пищевые цепи, так что в своей экосистеме эскимосский коллектив выступал как потребитель продукции одновременно с четы-рех-пяти трофических уровней: от первичной зеленой растительности до высших хищников» (Крупник, 1989).