header
header
+7 (812) 903-48-84
Санкт-Петербург, пос. Репино,
Приморское шоссе, 422 б,

Достаточность пищевых ресурсов

27.07.2015

Часть II. ПИТАНИЕ -ПРОЦЕСС НЕ ТОЛЬКО БИОЛОГИЧЕСКИЙ

Глава 7

У МАКУШКИ ЗЕМЛИ: ПИТАНИЕ КОРЕННЫХ СЕВЕРЯН

Достаточность пищевых ресурсов

Исследователи неоднократно предпринимали попытки оценить потребности коренных жителей Арктики, ведущих традиционный образ жизни, в поставляемых пищей энергии и веществе. Эта задача сложна: условия жизни (включая питание) в высоких широтах сегодня существенно отличаются от тех, которые сохранялись еще в первой трети XX века.

Расчеты, сделанные для общин морских зверобоев, показывают следующее. Промысел тюленей, моржей и китообразных обеспечивал взрослому эскимосу поступление продуктов, покрывавших примерно 90% потребностей в пище (средняя энергетическая стоимость — 2165 ккал/сут.). Еще 265 ккал (оставшиеся 10—11%) восполнялись потреблением оленьего мяса, рыбы, птицы, покупных продуктов (Крупник, 1989). В целом годовая обеспеченность азиатских эскимосов продукцией морского промысла могла даже несколько превосходить необходимую (расчетную) норму потребления (таблица 7.3).

Таблица 7.3. Обеспеченность азиатских эскимосов продукцией морского промысла в 1920-37 годах в процентах от вычисленной нормы потребления (расчет по данным И. И. Крупника, 1989).

Расположение поселков

Вся продукция

Мясо

Жир

На открытом побережье

134,5

108,9

157,8

В бухтах

100,0

59,5

129,3

На первый взгляд, картина вполне благополучная, но в действительности ситуация оставалась довольно напряженной. Из таблицы видно, что морской промысел приносил жителям расположенных в бухтах и заливах поселков всего лишь 60% необходимого им мяса. Остальные 40% животного белка (даже чуть больше) им приходилось компенсировать охотой на наземных животных, собирательством, обменом и торговлей. Между тем, в условиях Арктики недостаток белка может оказаться критическим.

Кроме того, в таблице 7.3 приведены средние величины для 18-летнего периода. Но для аборигенного морского промысла характерны частые смены «удачных» и «пустых» промысловых сезонов. Вследствие колебаний численности морского зверя, погодных условий, ледовой обстановки, влияния ряда других факторов, доступность пищевых ресурсов была крайне неравномерной. Хотя в некоторых случаях морской промысел эскимосов и мог обеспечить получение избыточного продукта, жизнь морских зверобоев постоянно подвергалась опасности гипокалорийных стрессов. Как подчеркивает И. И. Крупник (1989), «...не случайно охотники-эскимосы стремились получать от своей среды не условно необходимое количество пищи, а всю доступную им добычу. При резкой сезонной и годовой изменчивости условий промысла это приносило двух-трехкратный избыток потребления в удачные годы». Действительно, старики эскимосы, рассказывая о «старых временах», говорили о традициях заполнения принадлежащих каждой семье «мясных ям»: «яму обязательно старались мясом до самого верха забить, до отказу. А если много мяса, а зверь идет — все равно охотились, просто так не сидели» {Крупник, 2000).

Оленеводы тундры также не жили только «со своего стада». Реальная средняя норма забоя домашних оленей у арктических оленеводов в 1920—30-х годах составляла примерно И оленей в год на одного человека, и 59 животных на хозяйство (пересчет данных сводки И. И. Крупника, 1989). Это покрывало чуть менее 60% потребностей: если бы они полностью удовлетворялись за счет оленеводства (чего, конечно, быть не могло), то на каждого члена семьи ежегодно приходилось бы забивать 18—19 оленей (95—100 голов на хозяйство). За счет промыслов (охоты, рыболовства, собирательства) удовлетворялось еще 22—23 процента потребностей в пище. Доля покупных или обмененных

товаров в обеспечении энергетической потребности варьировала в широких пределах: от ничтожно малой (1,3%) до составлявшей более половины всех энерготрат (53,4%).

Как и у морских зверобоев, у оленеводов арктической тундры доступность продуктов и состав пищи варьировали в зависимости от времени года. При традиционном образе жизни тундровики также подвергались периодическим голодовкам и гипокалорийным стрессам, разражавшимся вследствие массовых падежей оленей при эпизоотиях и бескормицах.