header
header
+7 (812) 903-48-84
Санкт-Петербург, пос. Репино,
Приморское шоссе, 422 б,

Адаптивные типы и «вестернизированное» питание

27.07.2015

Часть III. ПИТАНИЕ -ПРОЦЕСС СОЦИАЛЬНЫЙ

Глава 8

НА ПЕРЕПУТЬЕ: ПЕРЕХОД ОТ «ТРАДИЦИОННОГО» К «ВЕСТЕРНИЗИРОВАННОМУ» ПИТАНИЮ

Адаптивные типы и «вестернизированное» питание

Как же отражается переход на «современное» питание на представителях различных адаптивных типов?

В 1960-х годах установление контактов с местной администрацией и распространение христианства среди представителей народности кубо (обитателей тропического дождевого леса нагорий Новой Гвинеи) привело к повышению оседлости аборигенов и их концентрации в более крупных поселках. В общинах кубо возник ряд запретов (табу) на определенные виды пищи, всего за шесть лет почти наполовину уменьшилось потребление традиционных продуктов — бананов и крахмала из саго, но значительно возросла доля клубневых растений. Мужчины стали меньше охотиться, и доступность животных белков резко сократилось. Все это привело к заметному снижению поступления энергии и белка по сравнению с традиционной диетой. В поселок несколько раз завозились новые для аборигенов продукты (рис, консервированная рыба), но они использовались местными жителями лишь эпизодически и не компенсировали возникшего недостатка в калориях и белке (Suda, 1997). Таким образом, первые этапы «модернизации» представителей тропического адаптивного типа оказали явно неблагоприятное влияние на их питание.

Этот пример достаточно типичен.

Привозная, «магазинная» пища по большей части изготовлена по стандартам, которые не учитывают ни конкретных потребностей популяций, адаптированных к данной экологической среде (адаптивных типов), ни местных традиций обработки продуктов, ни обусловленной средой специфики баланса основных компонентов пищи.

В качестве примера рассмотрим ситуацию с включением покупных углеводных продуктов в рационы коренного населения Севера.

Нарастание доли углеводной пищи, идущее параллельно процессу «модернизации», — общая тенденция на Севере. У постоянно живущих в тундре оленеводов-ненцев на долю углеводов приходится около трети общей калорийности пищи. У периодически (посменно) работающих в бригадах оленеводов-эвен ков потребление углеводов выше: около 50% энергетической ценности их рациона обеспечивают углеводы. Еще больше возросла доля углеводов в рационе живущих в поселках береговых чукчей и эскимосов: здесь они поставляют организму не менее 60% общего количества энергии.

С позиций концепции «универсальной нормы» питания следовало бы считать, что постоянно живущие в поселках коренные северяне приблизились к «должному» потреблению углеводов, рекомендованному для современного европейца. Таким образом, их рацион стал, по «европейским» меркам, более «сбалансированным».

На деле, однако, отход от традиционных диет привел к распространению среди коренных жителей Арктики целого

комплекса заболеваний сердечно-сосудистой системы. Одна из важнейших причин заключается в снижении поступления в организм «жиров морского типа», содержащих омега-3 поли ненасыщенные кислоты. Недостаток омега-З-ПНЖК при остающимся высоким потреблением жиров и протеинов ведет к нарастанию уровней холестерола и триглицеридов сыворотки крови и последующему развитию атеросклероза.

Другой пример касается последствий замены натуральных продуктов их синтетическими аналогами. Питание преимущественно по «европейскому» типу, в соответствии с едиными нормативами, установленными для детских садов и школ-интернатов, для коренных северян оказывается недостаточным в отношении поступления витаминов. Не всегда помогает даже повышенная витаминизация пищи. Среди находящихся на единой стандартизованной диете учащихся школ-интернатов Камчатки и Якутии, проявления недостатка жирорастворимых витаминов А и D (поражения слизистой оболочки полости рта, нарушения зрения, рахит в клинической форме) обнаруживаются у детей коренного населения в 2-3 раза чаще, чем у сверстников-ми грантов.

Известно, что аборигены Севера испытывают повышенную потребность в жирорастворимых витаминах, но в группах, сохраняющих традиционную белково-липидную диету, проявления гиповитаминозов редки. Поступление должного количества соответствующих витаминов обеспечивается потреблением большого количества натуральных животных жиров. При отходе от традиционного белково-липидного типа питания (прежде всего, в интернатах), предотвратить развитие гиповитаминозов не удается даже при введении в рацион повышенных доз синтетических жирорастворимых витаминов.

Контакт с новыми продуктами и с новым типом питания зачастую оказывает широкое влияние на культуру народа в целом. Так, для некоторых групп аборигенов Австралии совершенно новой оказалась идея о возможности сохранения природных пищевых ресурсов. После возникновения контактов с европейцами некоторые племена австралийских аборигенов стали самостоятельно сажать семена съедобных растений, ухаживать за дикорастущими плодоносящими деревьями, вводить запреты на ловлю рыбы в период нереста {Берндт, Берндт, 1981). Таким образом, инокультурное влияние привело к распространению поведения, направленного на снижение опасности развития гипокалорийных стрессов.

В ряде случаев, однако, внедрение новых видов продуктов и нетрадиционных типов питания производит неблагоприятный эффект.

Например, вплоть до конца 90-х годов XX века рационы питания учащихся школ-интернатов арктических и субарктических регионов России практически не отличались от принятых для Центральной полосы. Специфика традиционного питания северян в расчет не принималась. Как и во всей стране, считалось, что ребенок на Севере должен ежедневно получать цельное молоко, О том, что для детей и подростков коренных северян нормальна генетически обусловленная неу-сваиваемость цельного молока, до начала 80-х годов в СССР практически не было известно.

Чтобы обеспечить население (и прежде всего «организованные контингенты детей») молоком и при этом повысить занятость, в «укрупненных» национальных поселках Советского Севера усиленно насаждались молочно-товарные фермы. Нерациональность организации в изолированных поселках хозяйств, ориентированных на выпуск такой малотранспортабельной продукции как молоко, в расчет не принималась. В результате, в конце 1980-х годов в Ханты-Мансийском автономном округе доставлять молоко на перерабатывающие заводы с ферм из некоторых национальных поселков приходилось небольшими судами-танкерами в период навигации: наземное сообщение отсутствовало. В ряде поселков Ямало-Ненецкого, Ханты-Мансийского, Таймырского автономных округов местные жители часть молока отдавали на зверофермы, на корм песцам, а остальное попросту выливали.

Таким образом, безусловно положительная идея (обеспечить население молоком и дополнительными рабочими местами) обернулась полным крахом из-за отсутствия внимания к своеобразию коренного населения и вследствие недостатков экономического планирования.