header
header
+7 (812) 903-48-84
Санкт-Петербург, пос. Репино,
Приморское шоссе, 422 б,

Переходный период: особая опасность

27.07.2015

Часть III. ПИТАНИЕ -ПРОЦЕСС СОЦИАЛЬНЫЙ

Глава 8

НА ПЕРЕПУТЬЕ: ПЕРЕХОД ОТ «ТРАДИЦИОННОГО» К «ВЕСТЕРНИЗИРОВАННОМУ» ПИТАНИЮ

Переходный период: особая опасность

Особенную опасность представляет распространение несбалансированных вариантов питания, которые стихийно складываются в переходные периоды. В наши дни в семьях коренных северян, даже сохраняющих традиционные виды деятельности (охота, рыболовство, оленеводство), питание часто оказывается одинаково далеким и от «европейского», и от традиционного. Поэтому в них могут складываться несбалансированные рационы и без избытка углеводов (хотя дисбаланс вследствие повышенного поступления углеводов — наиболее характерная черта современных диет северян). У сельских детей Якутии и Камчатки обнаруживаются варианты питания и с дефицитом всех основных элементов состава пищи, и с преобладанием белкового компонента при недостатке жиров, и ситуации, когда в пище преобладают липиды (жиры) при относительной нехватке белков.

Серьезные проблемы создают периодические переходы от одного типа питания к другому. Как это часто бывает, самыми уязвимыми оказываются дети. Ребенок из семьи оленевода или охотника внезапно сталкивается с кардинально отличающейся пищей и иной культурой питания. При этом он должен питаться в кем-то установленное необычное для себя время суток, лишен права выбора, и к тому же не может объяснить, что от непривычной еды плохо себя чувствует.

Подобным стрессам организм ребенка подвергается несколько раз в год. Подчеркнем, что речь идет не только о психологической сложности перехода к иному типу питания (хотя этот фактор тоже весьма существен). Для адаптивной перестройки одной только секреторной активности желудка у детей в таких ситуациях требуется до месяца (Орехов, 1987; Панин, 1987). Серьезную проблему для нормального

функционирования желудочно-кишечного тракта представляет и смена естественного суточного ритма активности пищеварительной системы на вынужденный трех- или четырехразовый прием пищи в «организованных» детских коллективах. После пары лет подобных «перестроек» надежды на нормальную работу желудка, кишечника, печени, поджелудочной железы уже не остается.

Переход к новой системе жизнеобеспечения требует целого ряда культурных и, возможно, физиологических изменений. Последствия нарушения сложившейся системы питания при резкой трансформации образа жизни могут оказаться трагическими.

Это показало, например, проведенное на Филиппинах сравнение рационов обитателей тропического дождевого леса (племя фигал) и крестьян, заселяющих вырубленные участки (UNESCO/UNEP/FAO, 1978).

Охотники-собиратели фигал используют в пищу 89 видов животных и растений, которые добывают сами, и еще 14 видов местной флоры и фауны выменивают или покупают у живущих по соседству земледельцев. Кроме того, рацион фигал периодически пополняется еще девятью видами покупных продуктов, из которых единственным по-настоящему важным является соль (остальные служат, фактически, лакомствами: они доступны лишь 3—4 раза в году, и даже сахар добавляется в пищу лишь 19 раз за год). Основу рациона фигал составляют рис и кукуруза, которые сочетаются с разнообразными фруктами, грибами, плодами, съедобными листьями, а также блюдами из рыбы, птицы, пресмыкающихся, членистоногих (креветок, некоторых видов насекомых). В результате животные протеины потребляются не менее 700 раз в год в количестве примерно 80 г/сут, а соотношение основных компонентов пищи оказывается хорошо сбалансированным.

Питание живущих рядом с фигал крестьян намного однообразнее. В их рацион входит всего 25 видов растений и животных, выращиваемых в собственных хозяйствах или периодически собираемых в лесу; еще 15 видов местных животных и растений покупается или выменивается. Завозные продукты, в том числе хлеб, сушеная рыба, лапша промышленного изготовления, различные консервы, представлены 17 категориями продуктов и употребляются, не считая сахара и соли, 36 раз в год (сахар 367, соль 788 раз в год).

Мало того, рацион земледельцев оказывается менее сбалансированным и построенным преимущественно на углеводах: блюда из риса едят в среднем 730 раз в год, а источниками животного белка служат лишь свинина, рыба (сом) и курятина. При этом мясная или рыбная пища появляется на столе крестьянина в среднем 162 раза в год, а размер ее порций колеблется от 30 до 80 граммов. Среднее суточное потребление животных белков в течение года не превышает 27 г/сут, то есть едва достигает минимально достаточного уровня. Таким образом, земледельцы, создавая для себя гарантированный запас продуктов, «расплачиваются» существенным обеднением рациона и его дисбалансом, который может приводить к развитию ряда заболеваний.